Виталий Сирота. Глазами спортсмена

Университет олимпийскийНакануне Олимпиады в Сочи Культурный фонд «Знаменитые универсанты СПбГУ» выпустил сборник «Университет Олимпийский», посвященный спортивной истории Санкт-Петербургского государственного университета. Среди героев книги Анатолий Карпов и Борис Спасский, Геннадий Шатков и Наталья Кучинская, Татьяна Казанкина и Юрии Тармак и другие выдающиеся спортсмены, представлявшие Университет на Олимпийских играх, чемпионатах мира и Европы, других престижных соревнованиях.

О спортивных буднях Ленинградского университета в интервью, данном для этого сборника, вспоминает выпускник физического факультета, член сборной команды Университета по водному поло 1961–1966 гг. Виталий Сирота.

По словам спортсмена, тренерский состав университетской спортивной кафедры всегда отличался высоким профессионализмом, а атмосфера радости и энтузиазма, царившая на спортивных площадках Университета, передавалась всем участникам, тренерам и зрителям соревнований…

 

Я поступил в Университет в 1961 г., и в этом же году стал играть в водное поло в университетской команде. Серьезно заниматься спортом было довольно престижно. Особенно престижными, элитными дисциплинами были большой теннис и альпинизм, в чем как раз и преуспел наш ректор академик Александр Данилович Александров. Среди университетских ученых было принято проводить лето в горах Кавказа и Тянь-Шаня с рюкзаком и альпинистским снаряжением. Студенты физического факультета тоже ездили в горы, несмотря на то, что там бывали и трагические случаи. О теннисе люди больше говорили, чем собственно занимались, потому что кортов было мало, но всем хотелось видеть или представлять себя на площадке с ракеткой.

По-настоящему спортом занималось не так много студентов, думаю, человека два-три в каждой группе, не больше. Эти ребята пользовались серьезным авторитетом — и не только среди студентов. Заместители декана физфака Валентин Иванович Вальков и Иван Николаевич Успенский, когда встречали студента-спортсмена, тепло расспрашивали: всё ли в порядке, не нужно ли чем помочь, всё ли хорошо в общежитии, как дела с учебой и т. д. Эти самые заместители декана, пожившие седые люди, прошедшие войну, спортсменов уважали — как ребят, способных преодолевать разного рода трудности, уравновешенных, эмоционально устойчивых…

В сборной команде Университета по водному поло вместе с нами выступал знаменитый сегодня журналист Юрий Рост. Мне он запомнился тем, что очень бережно относился к своему времени, приходил точно к началу тренировки и уходил сразу после окончания. Я не так хорошо знал преподавателей спортивной кафедры, но, по-моему, работали там профессиональные люди. Представитель спортивной кафедры, курировавший наш факультет, Николай Егорович Малышев, был тренером по легкой атлетике, тренером, судя по всему, превосходным, среди его учеников олимпийская чемпионка Татьяна Казанкина. Так вот, Николай Егорович всё время передвигался по Университету рысцой, он всё время спешил, ему было некогда, он с утра до вечера занимался любимым делом. Самой большой радостью для него было обнаружить новый талант, отыскать студента, который мог бы выступать за сборную Университета.

Помимо тенниса и альпинизма популярными видами спорта в ЛГУ были легкая атлетика, баскетбол, плавание, водное поло, футбол, бокс, велосипед и даже новый тогда для нас вид спорта — регби. Спортсменам нередко шли навстречу в том, что касалось учебы, некоторые занимались по индивидуальному графику, но, как правило, все учились ответственно и очень прилично. Например, мой однокурсник Андрей Потанин, знаменитый в свое время теннисист, первый советский участник Уимблдонского турнира, дошедший до финала Уимблдона среди юниоров, чемпион СССР и Ленинграда, не прерывая выступлений, защитил диссертацию, стал кандидатом физико-математических наук.

Нашу сборную тренировал Александр Иванович Тихонов, одновременно выступавший за команду мастеров «Балтика». Это был физически очень одаренный человек, азартный, спортсмен «до мозга костей». Тренировались мы три-четыре раза в неделю, по выходным — игры. Было два главных городских турнира — чемпионат города и чемпионат вузов Ленинграда. Несколько раз в год были ответственные выезды — товарищеские встречи с командами других университетов страны: Минска, Вильнюса, других городов, чемпионат Центрального совета общества «Буревестник».

Перед серьезными турнирами у нас были сборы — две-три недели. На сборах тренировались два раза в день. Более всего запомнились матчи с командой МГУ — тогда это была команда выдающегося уровня, европейского, даже мирового. Помню их тренера, Андрея Юльевича Кистяковского, тихого, интеллигентного человека, обращавшегося к своим игрокам «на вы», что было диковинным в ту пору.

В нашей команде играло несколько студентов-иностранцев, что было источником многих забавных ситуаций. Помню, у нас играл немец, учившийся на физическом факультете. Он отличался редкой исполнительностью. Тренер кричит ему: «Души, души его!», имея в виду — плотно, но в пределах правил, опекай игрока из команды соперника. Наш немец схватил оппонента за шею. Ему все кричат: «Что ты делаешь?! Прекрати!» А он недоумевает: мол, сказали же душить…

Спорт давал нам возможность ездить по стране, кому-то благодаря выступлению за университетскую сборную доставались какие-то бонусы, но мы тренировались и выступали не за материальные блага. Это было действительно любимое занятие. Наш вратарь, скажем, в деталях помнил все голы, которые ему забили за год в официальных встречах, а матчей могло быть несколько десятков за сезон. Для него это было важно, каждый забитый ему мяч он «пропускал» через себя.

Для нас для всех это был настоящий азарт, настоящий драйв, как сказали бы сейчас…