Андрей Рубанов. «Всех впускать, никого не выпускать. Два слова о гастарбайтерах»

Переселение народов – естественный живой процесс. Россия вовлечена в него естественным живым образом.

Миграция была всегда. Ее не надо бояться или приветствовать – она просто есть. Как дождь или ветер.

Одни народы веками подвержены рассеянию. Другие крепко сидят на своих землях.

Помните шутку Довлатова: «Настоящий эстонец должен жить в Канаде. И больше нигде».

Говорить о миграции можно как угодно. Единственное условие: нельзя впадать в истерику.

Кстати, Канада активно поощряет иммиграцию, – не хватает рабочих рук.

В России около двух миллионов официальных, законных иммигрантов. Сколько незаконных – бог знает. Есть цифра: иммигранты ежегодно отправляют пятнадцать миллиардов долларов своим семьям. Из России – в Таджикистан, в Молдавию, в Украину. Эти деньги могли бы остаться в российской экономике, но вливаются в молдавскую и таджикскую (если таджикская экономика вообще существует). «Вот бы уловить эти пятнадцать миллиардов!» – мечтают наши государственные мыслители. Зря мечтают. Уловить невозможно. Незаконный иммигрант хитер, как дьявол. Он бежал с родины, потому что там трудно. Или даже невыносимо. Он будет прятаться по подвалам, голодать, подкупать полицейских. Но раз в месяц переправит домой свои двести баксов.

Есть вопрос благополучия, а есть вопрос куска хлеба. Бывают бедные, а бывают нищие. Не будем путать.

В богатых странах Западной Европы иммигрантов в разы больше, чем в России. Лондон наводнен индусами. Париж – арабами. В Германию едут турки, в Голландию – уроженцы страны Суринам. Во Франции выходцы из Африки и Азии составляют более двадцати процентов от общего числа населения. Каждый пятый – иммигрант или сын иммигранта! Саркози, бывший президент – этнический венгр. Однако Франция стоит. Активно импортирует и продовольствие, и высокотехнологичную продукцию. Вино, круассаны, автомобили «Ситроен» – все на месте.

Граждане России каждый год платят иммигрантам – всем этим официанткам из московских кабаков, мусорщикам и землекопам – пятнадцать миллиардов долларов. Чья это проблема?

Ничья. Нет такой проблемы.

Пусть приезжают и работают. Пусть спасают от голода своих детей и стариков.

Пятнадцать миллиардов – большие деньги, однако они не украдены. Добыты трудом. Да, с них не взысканы налоги – но это другой вопрос.

Россия – не самая удобная страна для иммигранта. Здесь тяжелый климат и запутанные законы, здесь плохо работает судебная власть. Наконец, здесь и в помине нет политкорректности и толерантности. Иммигрантов презирают открыто и повсеместно. Сбежать в ледяную Россию – где за твоей спиной все время будет слышен звук плевка – можно только из очень, очень бедной страны, где жить простому человеку невыносимо.

В Россию с удовольствием едут из тех стран, которые исторически находятся в сфере влияния русской культуры. Оттуда, где до сих пор почти все свободно говорят на нашем языке. И что, мы будем ловить этих людей и высылать?

Нет, пусть едут.

Сейчас модно приводить в пример американскую нацию. В США «американцем» гордо именует себя каждый выходец из Пуэрто-Рико. Но американская нация – синтетическая общность. Понадобилось сначала захватить целый континент, истребив коренное население; затем завезти на захваченный континент огромные толпы африканских невольников; и только потом, когда политый кровью индейцев и возделанный руками черных рабов континент расцвел – придумать «американскую нацию».

Сейчас там – в цветущей Америке – можно легко получить три года тюрьмы, если назвать негра негром.

Кстати, для справки, в США этнических немцев больше, чем афроамериканцев. Первых 17%, вторых – 13%.

Русских примерно столько же, сколько китайцев: по 2,5 млн.

Люблю цифры, они наглядны.

В России русских – более 110 миллионов. Хотите, чтобы все они называли себя «россиянами»? Этого не будет.

Не превратимся мы в «Россиянию» никогда.

Еще модно говорить о том, что в западноевропейской культуре сильна традиция «колониального покаяния». В свое время мы захватили Индию, рассуждает англичанин, и грабили целый континент на протяжении многих десятилетий. Мы были неправы. Нельзя было захватывать и грабить. Это нехорошо. Теперь мы должны индусам: пусть приезжают к нам, пусть живут.

Французы нам должны! – рассуждают алжирцы и едут во Францию.

Голландцы нам должны! – думает марроканская молодежь и едет в Нидерланды.

Такая модель для России тоже не подходит.

Русские никому ничего не должны.

 

Приезжайте и живите – вот наилучший принцип для миграционной политики моего отечества.

Ваш покорный слуга – по национальности русский – уже сломал язык, доказывая простые вещи. Россия – большая и небедная страна. Основной государственной идеей моей страны на протяжении веков был и сейчас остается контроль.

От предков нам достались огромные территории. Нам не надо приумножать – достаточно контролировать.

Не надо запрещать иммиграцию. Не надо вообще ничего запрещать. Надо все разрешить – и все контролировать.

Пусть парень из Азии приезжает и копает ямы. У кого он отберет рабочее место – у меня? У моего сына? Послушайте, но ведь земля, которую он копает – моя. И яма тоже моя.

Если парень из Азии привезет с собой героин – тогда я сам его закопаю. Это и есть контроль.

Наша задача – не запрещать, а объяснять правила.

Москва – столица многоконфессиональной страны. Каждый приезжий – мусульманин, буддист, иудей – должен иметь возможность пойти в свой храм и помолиться своему богу. При этом каждому – во избежание недоразумений – следует объяснить, что Москва не только столица, но и мировой центр православия. Наряду с Киевом. Мировой центр, понимаете? Как Мекка – для мусульманина. Это и есть контроль.

Приезжайте и живите, бог с вами.

От хорошей жизни никто не бросит родные палестины и не уедет в русские снега искать счастья.

В ближайшие пятнадцать лет в России не произойдет никаких изменений в иммиграционной политике.

Незаконные гастарбайтеры останутся бесправным, нищим племенем: так всем удобнее.

Кавказская молодежь так же будет приезжать в жирную Москву искать приключений – и найдет их обязательно.

Китайцы так же понемногу продолжат обживать Сибирь, но на север и запад не пойдут: не любят холод. Сибирь обширна, но неплодородна.

Небольшое количество образованной молодежи уедет на Запад.

Небольшое количество богатых бизнесменов получат виды на жительство в Европе и будут жить на две страны.

Деньги, которые крутятся вокруг миграционных процессов, никто не будет отслеживать. Некогда. Есть нефть, есть газ – остальное побоку. Дело в том, что контроль за деньгами сам по себе стоит денег; самих контролеров тоже надо контролировать; проще и дешевле оставить все, как есть.

Эта логика, эта парадигма – все оставить, ка есть – будет торжествовать везде. Не только в межнациональной и миграционной политике. Главный лозунг десятых можно сформулировать уже сейчас. Пусть все идет, как идет.

В Испании без работы сидит каждый четвертый. Евросоюз трещит по швам. Обама печатает доллары круглосуточно, аж вспотел. На общем фоне в России вроде тихо. Нынешнее положение вещей не является плохим. Бывало и хуже. Поэтому – давайте законсервируемся, а там, ближе к второй трети столетия, видно будет.

Так решили те люди, которые нами управляют.