Джамиля Хагарова: Юрий Темирканов атеист, о чём жалеет


Джамиля Хагарова. «Юрий Темирканов. Монолог»В петербургском издательстве «Скифия» вышла книга кабардинской журналистки Джамили Хагаровой о своем великом земляке художественном руководителе Санкт-Петербургской Филармонии Юрии Темирканове. На презентации маэстро отсутствовал из-за своей обычной сверхзанятости, и за героя пришлось отдуваться автору. В интервью автор книги «Юрий Темирканов. Монолог» рассказывает о том, что любит, о чем мечтает и чего боится великий дирижер.

– Джамиля Владимировна, как родился замысел книги?

– Я знакома с Юрием Хатуевичем с 1997 года. Он тогда приехал ненадолго домой, и я первый раз сделала интервью с ним для республиканской газеты. С тех пор я нахожусь под обаянием этой великой личности. Всякий раз потом, когда он приезжал в республику – а он это делает ежегодно, я старалась встретиться с ним, взять интервью или написать статью, благо информационных поводов было предостаточно. За эти 17 лет у меня накопился довольно большой материал.

Как-то я зашла в крупнейший петербургский книжный магазин и попросила книги о Темирканове – всё что есть. Выяснилось, что нет ни одной, более того, девочка-продавец не знает этой фамилии… Два с половиной года назад на сходе рода Темиркановых я предложила маэстро сделать книгу. Проблемы с содержанием не было, но как подать этот материал? В конце концов из представленных мною вариантов композиции он остановился на книге как монологе от первого лица.

– Как проходила работа?

– Только за последний год я шесть раз приезжала в Петербург из Нальчика. Была у Юрия Хатуевича дома, на концертах, на репетициях, мастер-классах. Пересмотрела и перечитала всё, что о Темирканове писали и снимали, начиная с 1966 года. Естественно, многое использовала в работе.

– Вам было легко общаться с ним?

– Что бы я ни спрашивала, он никогда не раздражался и не обижался. Если на какие-то вопросы он отвечать не хотел, то говорил: ну что мы всё с этой книгой, достаточно уже, расскажи лучше: как там на Родине, что Нальчик? Понятно, что от автобиографической книги требуется откровенность – если читатель увидит фальшь, он просто не станет дальше читать. Естественно, как журналист я об этом думала. Но сколько бы мы ни разговаривали с Юрием Хатуевичем, я ни разу не почувствовала, что он хочет что-то подать в каком-то выгодном для себя свете, приукрасить, обмануть меня. Он практически не правил текст и принял абсолютно всё. Он правды не боится.

– А чего боится Юрий Хатуевич?

– Он открыто говорит, что человек неверующий, о чём сам жалеет: когда человек не религиозен, он должен справляться с жизнью самостоятельно, в одиночку, а это очень трудно. Он не боится смерти, хотя, как сам говорит, снаряды падают все ближе, многие его друзья и родные уходят из жизни, возникают пустоты, которые не восполнить ничем. У него есть опасения в профессиональном плане. Он признается, что чем дальше, тем меньше он себя чувствует уверенным как музыкант. Но это скорее проявление его обычного перфекционизма: какие бы восторги ни звучали, он сам всегда дает оценку собственной работе, и часто самую критическую.

– Дирижер оркестра и художественный руководитель филармонии, как любой руководитель, вынужден порой принимать очень жёсткие решения. Как маэстро это переживает?

– Понятно, что он пытается делать так, чтобы это не было болезненно… Но для всех хорош не будешь, он должен думать о деле. Меня поразило его признание, что он старается брать на работу только хороших людей. У непорядочного человека инструмент некрасиво звучит, уверен Юрий Хатуевич.

– Юрий Хатуевич совсем мало и сухо говорит в книге  о покойной жене, почти ничего не рассказывает о частной жизни. Вы спрашивали его об этом? Как он реагировал на подобные вопросы?

Да, о жене Ирине Гусевой он, правда, говорил мало. Очевидно, это очень личное. Знаю только, что познакомились они в БДТ, поженились по большой взаимной любви и были очень счастливы. У Юрия Хатуевича это был первый брак, у Ирины – второй. После того, как ему разрешили выезжать за границу, он добился разрешения брать её с собой на гастроли и делал это довольно часто. Маэстро по-кавказски трепетно относится к институту семьи и, соответственно, к роли женщины, жены в семье, которая, на его взгляд, должна быть хранительницей домашнего очага. Он говорил, что быть женой Темирканова – это непростая профессия. Его супруга ушла из театра, и полностью посвятила себя семье. Она обустраивала быт, занималась дизайном квартиры. Словом, делала всё, чтобы мужу и сыну было комфортно. Юрий Хатуевич однажды сказал о ней: у моей жены был прекрасный вкус, она замечательно готовила и умела достойно встретить гостей. А гостей в доме всегда было много – музыканты, артисты, родственники из Кабардино-Балкарии, просто знакомые, приехавшие на время в Питер. Юрий Хатуевич чуть ли не силой приводил домой земляков – он не мог допустить, чтобы кто-то из них жил в гостинице. Андрей Миронов во время съемок фильма «Мой друг Иван Лапшин» гостил у Темиркановых. И, разумеется, все заботы ложились на плечи жены. Он купил ей машину, на которой она ездила на дачу. Но, наверное, водила автомобиль первое время не очень умело. И Юрий Хатуевич шутил: в день, когда Ира ездит на дачу, дворники со страху не выходят на работу… Ее уход в 1997 году был для него страшным и неожиданным ударом, хотя она долго и тяжело болела. По-моему, он до сих пор от этого не оправился… С сыном, внуком он трогательно нежен, для него это главные люди в жизни. Также беззаветно любит своего старшего брата, сестру, племянников и племянниц… По-моему, Маэстро целиком поглощен музыкой, и для личной жизни просто не остается места: концерты, гастроли, репетиции, филармония… А между всем этим – короткие паузы, которые он тратит на отдых, чтение книг, на какую-то общественную деятельность, на очень редкие выходы на публику и визиты в связи с какими-то приглашениями. Главное для него – работа. Все прочее – необязательное, то, без чего можно обойтись. Он признаёт: «Моя жизнь отлична от нормальной жизни людей… Иногда я думаю: «Жизнь проходит, а я еще и не жил…» На мой вопрос о поклонницах, о женском внимании, он ответил, что, конечно, ему это приятно и он признателен им за любовь, за внимание к его творчеству. Но, добавил он, лукаво улыбаясь, у меня была только одна женщина – моя жена. Хотя, учитывая то, что кумиром и главным примером для подражания для маэстро является Александр Сергеевич Пушкин, верится в это с трудом. Я слышала, что есть меломанки, которые многие годы не пропускают ни одного его концерта в Питере, и даже выезжают следом за ним за границу…

Джамиля Хагарова. «Юрий Темирканов. Монолог»– На основе рассказанного Темиркановым можно вычленить его концепцию отношений «художник – власть»? Как эти отношения должны строиться, по его мнению?

– Маэстро презирает тех, кто все время вертится перед лицом власти, выпрашивая подачки. И сам старается держаться поодаль, отчего чувствует себя свободным и независимым. И власть, если она мудрая и прогрессивная, должна понимать, что без развития культуры в стране не будет ни экономики, ни промышленности, ничего. И не должна ставить людей искусства в унизительное положение самых низкооплачиваемых членов общества. Пока в стране не появятся меценаты, осознающие, например, приоритет классической музыки над футболом, культуру обязано поддерживать государство. И Юрий Хатуевич в книге рассказывает о прецедентах – выделении по его просьбе грантов Владимиром Путиным Санкт-Петербургской филармонии и другим крупным российским учреждениям культуры, о помощи его оркестру со стороны частного спонсора. Он благодарен главе государства за понимание проблемы, и, на его взгляд, такое отношение к культуре должно стать нормой жизни. По поводу объявления 2014-го Годом культуры в России он сказал: «Культура в России должна стать общенациональной идеей не на время, а навсегда».

– Как, по мнению художественного руководителя Филармонии, она должна развиваться? Какое будущее ждёт её?

– Ему важно сохранить высокий статус филармонии – одного из самых значительных учреждений культуры в Петербурге и в России. Он тщательно отбирает исполнителей для очередного сезона – это должен быть высокий уровень мастерства, поскольку публика, как он говорит, в Петербурге особенная, которая понимает и тонко чувствует настоящее искусство. Он с удовольствием приглашает именитых дирижёров для работы с его оркестром, заслуженным коллективом России – одним из лучших в мире. Не боится этого, по его мнению, такой тренаж только на пользу его музыкантам, полезный профессиональный опыт. Другое дело, что дирижеров достойного уровня и в России, и в мире очень мало.

– Что Юрий Хатуевич думает о спорте? Его интересует этот феномен? Известно, что Шостакович был, например, страстным болельщиком. Денис Мацуев, с которым маэстро дружит, тоже неравнодушен к футболу…

– Для дирижера лучший спорт – часами размахивать руками, – пошутил он однажды, – это помогает быть в прекрасной физической форме. Насколько мне известно, спорт его не интересует вообще. Дома у него стоит великолепный кардиотренажер, который он использует в качестве вешалки… Тот, кто ему посоветовал его купить, наивно полагал, что он, каждую свободную минуту тратящий на чтение книг, будет заниматься бессмысленной ходьбой на месте. Он неравнодушен к чтению, просто страстный поклонник умных книг – у него огромная библиотека в Петербурге, и как он выразился, в два раза больше книг в доме в Лондоне.

– У Юрия Темирканова в семьдесят пять лет есть мечта?

– Да, он об этом говорит в книге: исполнить все симфонии Малера, своего любимого композитора. Пока он сыграл пять из девяти. По его собственным словам, он надеется, что время ещё есть.

Вопросы: Сергей Князев